Реклама от Google





Смерть на лепестках - Автор Инга Моисеева aka Santi - l2server.ru

Никаких изменений… Ти-Джей отвернулся от монитора. Что ж, теперь сами виноваты, он предупреждал…
Ти-Джей выдернул из розетки шнур питания, компьютер погас, обиженно моргнув. Разумеется, так выключать комп было запрещено, но для Ти-Джея с этой минуты не существовало правил. Тихо, чтобы не разбудить маму, он спустился вниз по лестнице и дернул дверь отцовского кабинета. Кабинет – смесь гаражной мастерской и склада старых журналов – был заперт, но какой уважающий себя парень 13 лет не имеет тайного ключа от всех закрытых дверей в доме? Ти-Джей осторожно снял со стены отцовский ремингтон и, встав на цыпочки, нащупал на верхней полке стеллажа пару запасных обойм. Оружия он не боялся – были времена, когда они с отцом расстреливали на пустыре полсотни пивных банок за воскресное утро.
Спрятав грозную пушку в бейсбольную сумку и рассовав обоймы по карманам, парнишка вышел из дома и спустился к обочине пригородной автотрассы. Желтый школьный автобус показался через несколько минут. Пожилой водитель в форменной серой фуражке открыл входную дверь и кивнул Ти-Джею. В салоне сидело человек десять школьников, никто не отреагировал на появление нового пассажира, и Ти-Джей уселся на пустое переднее кресло сразу за водителем.

Как только автобус набрал ход, Ти-Джей поднялся с кресла и встал в проходе с ремингтоном в руках. Перещелкнув затвором, он начал методично, как в тире, расстреливать детские головы, видневшиеся над спинками кресел. Выстрелы, крики, визг тормозов – все слилось в один ужасающий звук. Водитель, левой рукой придерживая руль, правой пытался дотянуться до Ти-Джея, но парнишка обернулся к нему и выстрелил прямо в упор. Мужчина рухнул лицом на руль, серая фуражка покатилась по полу. Автобус сильно юзанул и принял на себя удар идущего по встречной огромного транзитного рефрижератора…
Такими были последние минуты жизни Томаса Джеффри Леккера, школьника из города Сан-Мисса, штат Оклахома, Великого Воина Лотаринга, защитника чести и славы божественной Шиллен…

Машину пришлось бросить за квартал и пешком пробираться сквозь полицейское оцепление. Майк надеялся быть на месте раньше комиссара Делони, но уже издали заметил возле раскореженного автобуса грузную комиссарскую фигуру, затянутую в серый твидовый костюм. Стараясь не привлекать внимания, Майк встал за спиной Делони и сделал вид, что, как и тот, давно уже слушает рапорт дежурного офицера полиции.

- …пятеро от огнестрельного, в том числе водитель, - докладывал полицейский, - семеро в тяжелом состоянии в госпитале, двое из них – с ранением, остальные пострадали при аварии. Сам стрелявший погиб при столкновении, эксперты дадут официальное подтверждение. Водитель фуры почти не пострадал…

Полицейский вытер платком вспотевший под фуражкой затылок и добавил дрогнувшим голосом:
- Дети, от 8 до 14, все из одной школы… Что нашло на пацана?..
Комиссар Делони бросил нахмуренный взгляд на шесть больших мешков из черного пластика, которыми без суеты занимались работники коронерской службы.
- Что нашло? – пробурчал он. - В башку гормоны, в руках патроны… - комиссар заглянул в наспех составленный список жертв. Двоим мальчикам по 8 лет, девочке 10 и только один парнишка, некий Джейкоб Кристенсон, был старше убийцы на год. Личные мотивы? Вряд ли, вероятнее всего, действительно, случайные жертвы обиженного на мир пацана с папкиной пушкой в руках.
- Черт, опять поднимется крик в газетах про контроль и оружие…- комиссар повернулся к Майку, как будто только что заметил его, - Карпински! Быстро за ограждение и следить, чтоб ни одна журналюга не пролезла за периметр!
- Да, сэр, - пискнул Майк и поплелся назад, к полосатым лентам. Разгонять журналистов – отличное задание для стажера убойного отдела. Еще бы отправил его за стаканом кофе…

Пара-тройка съемочных групп уже вовсю работали над горячим сюжетом. Корреспонденты взволновано кричали в пестрые микрофоны, операторы ловчились взять в лучший ракурс остатки автобуса и следы крови на придорожном газоне. Но за ограждение они не лезли, поэтому Майк отвернулся от них и начал уныло вышагивать взад-вперед вдоль запретной линии. Ему вдруг действительно захотелось кофе, и он уже раздумывал, не пойти ли поискать кофейный автомат… Но в этот момент над ухом раздался рык Делони:

- Карпински! Какого черта вы здесь слоняетесь? Я же ясно сказал, что идем допрашивать родителей мальчишки!

- Да, сэр, - вздохнул Майк. Спорить с комиссаром ему совершенно не хотелось.


Дом семьи Леккеров был совсем неподалеку. Шоссе перед ним было заставлено полицейскими машинами. Мать мальчика, молодая, но весьма полная женщина, билась в истерике, пока дежурный врач бригады не вколол ей успокаивающее. Теперь она лежала в кресле гостиной с безвольной улыбкой на бледных губах. Мистер Леккер, усатый мужчина с первой пробивающейся сединой, отрешенно сидел на табуретке, обхватив руками голову. Майк почувствовал всю тяжесть предстоящего разговора и внутренне собрался…

- Карпински! («Бог мой, ну что на этот раз?») Рабочий материал я за вас собирать буду?

Рабочим материалом комиссар Делони называл все то, что могло помочь следствию – дневники, тетради и даже записки на бумажках. Майк облегченно покинул гостиную и поднялся вверх по лестнице. Ему пришлось подождать, пока суровые ребята из департамента не закончат полный досмотр в комнате мальчика. Получив от них «добро», Майк собрал в картонную коробку то, что Делони признал бы рабочим материалом. Таковых вещей оказалось немного – школьные тетрадки, комиксы с каракулями на полях и – самое интересное – два блокнота, исписанных круглым ученическим почерком. На обложках красовалась надпись синим маркером: «Великие хроники Великого Воина Лотаринга во славу божественной Шиллен»…


Майк получил сутки на то, чтобы прочитать весь материал в поисках возможного мотива или предсмертной записки. Поставив коробку на свой рабочий стол (место у стажера незавидное – далеко от окна и прямо под кондиционером), Майк уселся на неудобный пластиковый стул и взял в руки первую тетрадку. Похоже, что сутки – это даже излишне для такой работы, в школьных тетрадках Томаса Леккера не было ничего интересного. А вот содержание блокнотов показалось весьма необычным.


«В таверне «Сытый базилиск» сидел я за кружкой старого доброго эля, (так начинались первые хроники) когда незнакомый светлоухий юноша спросил у меня: - Скажи, о великий воин, откуда шрамы на твоем лице?

И решил я поведать ему историю своей жизни…»


«Фэнтези», - поморщился Майк. Он не был любителем историй про героев и волшебников, а таких вот напыщенных самоделок – не любитель вдвойне. Вздохнув, он продолжил чтение. Первые шесть страниц автор рассказывал о своем детстве, о мужественном отце и нежной, прекрасной матери (Майк вспомнил миссис Леккер и совсем нетактично усмехнулся). Рассказал автор и о величии народа, которому по неясным Майку причинам пришлось уйти в подземелье и выстроить там храмы своей темной богине. Затем на гордое, но миролюбивое племя напала орда жестоких оркских воинов, а с ними коварные люди и предатели-светлоухие. Разумеется, погибли все, кроме главного героя и, взрослея, он принялся мстить направо и налево. Одним словом, сюжет, знакомый Майку по сотне голливудских блокбастеров и даже по одному фильму из далекой России, который шел в узком прокате в одном-единственном кинотеатре штата и на который Майка вытащила его тогдашняя подружка – фанатка Ленина и Че Гевары.

Майк вздохнул, отгоняя воспоминания об узенькой маечке со звездой на груди и о самой этой груди, и принялся читать дальше. Сюжет развивался скучно и однообразно. Примерно на каждой третьей странице герой встречал вражеский боевой отряд и смело вступал в битву. Автор подробно описывал, каким образом великий воин Лотаринг превращал противников в кашу, лишь изредка оставляя в живых тех, у кого хватило ума униженно просить пощады. На последних страницах первых хроник в сюжет вплелась любовная линия. («Ну-ка, ну-ка», - оживился Майк, забывая, что автор – 13-летний мальчик.) Некая НайтВайолет завладела сердцем воина, и теперь пространные описания битв перемежались наивной лирикой.

Я смотрел в твои глаза
И катилася слеза,
И твоя большая грудь
Не давала мне уснуть…

Во вторых хрониках мало что изменилось, только в стихах появились ревнивые нотки:


…И променяла ты героя
На магию и золото слепое…


Рассказ оборвался внезапно. Ничего в тексте не предвещало трагедии, произошедшей в реальной жизни. Майк захлопнул блокнот с последней историей «великого воина», зарядил в принтер чистый лист бумаги и приготовился составлять отчет об отсутствии в рабочем материале возможной необходимой информации.

Что заставило его отложить отчет? Наверное, то, что до конца отпущенных ему суток оставалось еще почти 19 часов. Хотелось чувствовать себя при деле, а не мальчиком-принеси-кофе. Как бы то ни было, Майк взглянул на часы и набрал домашний номер Леккеров…

У мистера Леккера за прошедший день осунулось лицо и словно прибавилось седины. Его жену увезли в больницу с нервным срывом, а самому ему пришлось пройти семь кругов ада опознаний, допросов, проверок разрешения на владение оружием и так далее. Но молодого детектива из убойного отдела (Майк не уточнил, что он всего лишь стажер) он встретил со смиреной улыбкой и готовностью ответить на любые вопросы. Отец с печалью и нежностью просмотрел записи сына.

- Конечно, я вам объясню. Это ЛайнЭйдж, он-лайн игра. Мы начинали на одном фришарде полтора года назад. Я ушел на рейты попроще, а Ти-Джей остался верен своим единицам, добился там больших успехов…

Майк слышал про эти игрушки, кое-кто из знакомых увлекался ими, но сам он предпочитал видеофильмы компьютерным играм.
- Простите меня, у вас сегодня был тяжелый день, вас много расспрашивали про последние дни жизни вашего сына… Постарайтесь вспомнить – в его виртуальной жизни ничего экстраординарного не случилось?

Отец смущенно замялся:

- Честно говоря, я не совсем в курсе событий того сервера… Мы готовились к защите замка от двух вражеских альянсов, да и непредвиденные проблемы с крафтом… Знаете, вам наверное проще спросить у его друзей по игре…

- Вы можете назвать мне их имена?

- Хм, я честно говоря, не очень их знаю… Хотя постойте, вот!

Мистер Леккер кинулся вглубь гостиной к компьютеру и открыл какой-то файл.

- Вот! Это ники ГМ-ов того, старого сервера, когда-то у меня была проблема с переводом денег... впрочем, это не важно. Не знаю, кто из них еще в действии, но попробуйте. А теперь извините меня, мне надо войти в игру и рассказать своим товарищам о том горе, которое постигло нас…


Майк ехал домой. Рядом на сиденье лежал компакт-диск с игрой и брошюрка с описанием правил. Все это дал ему на прощание мистер Леккер. Стоя на светофоре, Майк философствовал на тему современных нравов:

- Парень расстреливает своих почти одноклассников, а его отец предлагает мне спросить у неведомых ГМ-ов – не случилось ли чего в жизни его сына? Вот млин, действительно, Боже, храни Америку!


Строго следуя всем пунктам брошюрки, Майк установил игру на домашнем компьютере и зарегистрировал аккаунт. Затем он приступил к созданию персонажа. Не мудрствуя лукаво, он выделил первого же нарисованного человечка, приделав ему первые же в списке А-лицо, А-прическу и А-цвет волос. С именем Майк тоже не собирался заморачиваться и просто набрал ААА. К его удивлению, персонаж с таким именем уже существовал. Тогда Майк ввел слово DETECTIVE, но и такое имя было уже занято. «О-кей, держитесь, а вот так – слабо?» - он вывел сочетание DetectiveMikeKarpinsky. Даже бывалые геймеры на такое не были способны, и хуман-воин, Детектив Майк Карпински, обрел виртуальную жизнь.

Персонаж Майка стоял в окружении странных уродцев, похожих на заспиртованных зародышей на кафедре судебной медицины. Конечно, глупо было бы мечтать, что достаточно войти в игру, крикнуть: «Что случилось с Томасом Леккером?» - и только успевай записывать показания. Но и оказаться в полном одиночестве Майк не предполагал. Минуту спустя он обнаружил, что все же не одинок. Брат-близнец его «детектива» нарисовался рядом и принялся бодро уничтожать заспиртованных уродиков. Над головой его была нечитаемая надпись, набор букв и цифр, что-то навроде IIAJIA4. Майк быстро заглянул в брошюрку, в пункт Приватные сообщения и набрал фразу: «Добрый вечер, я детектив Майк Карпински».
«?» - пришло в ответ. «Вам знакомо имя Томаса Леккера?» - продолжил Майк. Странная аббревиатура «ПНХ» была ему ответом.

Похоже, первый снэйк комом, вспомнил Майк поговорку своей славянской прабабушки и начал поиски более разговорчивого собеседника.
Из восьми имен, предоставленных отцом Томаса, двое – Tysson и Senkevich были в игре. Но после первой вступительной фразы («Здравствуйте, я детектив Майк Карпински»), в дальнейшем приходило сообщение, что детектив славно послан в игнор. Майк понял, что попал в тупик. Где-то рядом были люди, знавшие о Томасе больше, чем его родители, но достучаться до них не было возможности.


Последняя попытка. Имя со страниц хроник, неизвестно даже, персонаж это или плод подростковых мечтаний. NightViolet - набрал Майк и отправил в неизвестность привычное уже приветствие.
Неожиданно он получил ответ – десяток смайлов и лукавые слова.


DetectiveMikeKarpinsky: Здравствуйте, я детектив Майк Карпински.
NightViolet: ))прив))а я думала разносчик пиццы)))
D.: Вам знакомо имя Томаса Леккера?
N.: впервые слышу)) а кто это?
D.: Возможно он известен вам как Лотаринг.
N.: ой, ну это мой бывший муж)))))
Майк чуть не упал со стула.
D.: Мисс, ему 13 лет, какой муж?
N.: бывший)))) а точно 13? я подозревала что-то в этом роде))) а что он натворил?
D.: Разве вы не слышали в новостях?
N.: ой красавчик я не слушаю новости))) а ты правда настоящий детектив?
D.: Самый что ни на есть настоящий. Том Леккер совершил убийство и погиб сам.
N.: ужас какой((((((( но я не смогу вам помочь, он уже месяц не играет.
D.: Очень жаль. То есть вы последний раз общались с ним месяц назад?
N.: нет, не месяц, неделю назад он вошел левым персом и мы поболтали о том, о сем.
D.: А конкретнее?
N.: )) он очень ревнивый)) расспрашивал про моего нового мужа)))
D.: А почему он перестал играть? Что-то случилось?
N.: ой об этом тебе лучше расспросить ГМ-ов, сейчас стукну Сенкевичу, он с тобой спишется.


Перед Майком забрезжила надежда. В ожидании разговора с ГМ, он шевельнул мышкой, и его виртуальный детектив убил первого в своей жизни моба. Особого кайфа ни он, ни Майк не успели почувствовать, так как в приват пришло сообщение от ГМ Сенкевича.


Senkevich: Прива, ну и ник у тебя) Ты правда детектив?
D.: Нет, разносчик пиццы. Ты можешь рассказать мне про Лотаринга?
S.: Это абис из ЭлитОфДоминионс? Нечего особо рассказывать, его забанили недели три назад за ботоводство.
D.: А нормальным языком?
S.: )) закрыли доступ за использование сторонних программ, у нас с этим строго.
D.: Он был злостным нарушителем?
S.: Честно говоря, оказался в плохое время в плохом месте. Попал в случайную пати, а там бафер… ну, как бы лекарь… был на боте. Парень из вражеского али заметил, донес, бан всем.
D.: Бан – это суровое наказание?
S.: Кому как… Но знал бы ты, какая у парня ломка! Шлет нам по 3 письма в день на saveakk@ и прикинь, указывает, сколько часов назад отправил прошлое письмо)) Весь форум в его истериках) Умоляет простить, кучу всего обещает, угрожает даже)) Собирает компромат на Кромвеля…
D.: Кромвель – это кто?
S.: Ну тот парень, который донес на него. Лотар все пытается узнать имя Кромвеля в реале, кажется, кого то подозревает)
D.: А это возможно – узнать имя в реале?
S.: Ну не 100% конечно. Но если ты человек законопослушный и регишь почтовый ящик на свое имя, то почему бы нет. Вот европейцы, они наоборот, никогда не пишут правду…
D.: Ты сообщил Лотарингу настоящее имя Кромвеля?
S.: Конечно нет, я вообще с этим психом стараюсь не общаться)))
D.: Ок, еще вопрос. Раз вина его невысока, то почему вы не хотели вернуть ему доступ?
S.: Да почему не хотели? Вернем рано и ли поздно. Их ведь таких много, а у нас не по 10 рук)) Сейчас вот правили баги в Инадриле, плюс два турнира, ну и свежий С5 потестить хотца) Короче, до него просто руки не дошли, на неделе вернем.
D.: Поздно уже… Спасибо за разговор.
Майк собирался прощаться, но от Сенкевича пришло еще одно сообщение.
S.: Слушай, детектив. Я сразу хотел сказать тебе… Вобщем, дня три назад этот парень, Лотар, написал – не снимите бан, я вам устрою кровавое шоу. Фигня, конечно, все так пишут… Но он что, действительно чего-то наворотил?
D.: Включи новости.


D.: Добрый вечер, мисс, вы еще тут?
NightViolet: как видишь красавчик) все узнал что хотел?
D.: Почти. Скажите, а вам известен персонаж Кромвель?
N.: шутишь?))) это мой нынешний муж)) кстати, некр) но сейчас его нет в игре.
D.: Вы говорили о нем с Лотарингом?
N.: ну я же тебе сказала, неделю назад, Лотар страшно ревнивый)) ой был ревнивый(
D.: И вы назвали ему реальное имя Кромвеля?
N.: а это так важно?))
D.: Мисс, вы знали реальное имя Кромвеля????!!!!
N.: ну разумеется, навела справки у Сенкевича, я же замуж за него собиралась) что в этом страшного? ну и Лотара я понимаю, красавчик не терял надежды меня вернуть)))
D.: Как звали Кромвеля?
N.: не помню точно, кажется Джейкоб, как мою черепаху… а фамилию не помню, какая-то шведская или датская, а может финская))
D.: Кристенсон?
N.: вот! и Лотаринг тоже догадался!!))))


Майк грязно выругался. Хорошо, что эта Фиалка не слышит, он не привык ругаться при женщинах. Сделав пару глубоких вдохов, он начал строчить гневное послание, едва успевая отправлять приватные сообщения.

D.: Послушайте, мисс!! Я не знаю, кто вы и кем себя возомнили, но вы даже не представляете, что натворили! Вы открыли мальчику имя его кровного врага и подписали обоим смертельный приговор. Они же еще дети, зачем вам нужны были эти дурацкие мелодрамы с виртуальными женитьбами? Вам что, реальной жизни не хватает?

Теперь наступила очередь молчать НайтВайолет. Майк живо представил, как где-то далеко, за экраном монитора скрежещет зубами неизвестная ему девушка. Наконец, в чат полетели слова, тон сменился, ни одного привычного смайлика.

N.: Теперь ты слушай сюда, придурок. Мне плевать, что ты там обо мне тявкаешь! Это мой мир и для меня он более реален, чем вся твоя никчемная, скучная жизнь! В линейке я та, кем хочу быть, и здесь не важно, что мне в реале глубоко под 40 и что свои фотки я не рассылаю совсем не из кокетства!!! Мне нет дела до того, что творят в реале малолетние недоумки, но если из игры ушли двое любимых мною мужчин – вот их я буду оплакивать! И тебе, тупому нубасу, это ввек не понять своими жирными мозгами!

«Сумасшедшая! – понял Майк, - Они тут все сумасшедшие!» Он встал из-за компьютера и сходил на кухню за чашкой кофе. Медленно глотая горячий напиток, он рассуждал. Три или четыре недели назад Том получает отлучение от игры. Случайное, и, по его мнению, не совсем справедливое. Мальчик сильно переживает (ломка, как назвал Сенкевич), пытается вернуться – безуспешно. И вот он узнает, что его главный враг, причина его страданий, живет на соседней улице и делит с ним место в школьном автобусе, (наивная НайтВайолет считает, что это дуэль из-за нее, ну пусть тешит свое самолюбие). Томас посылает ГМ-ам последнее письмо – уже с угрозой, но и оно остается без ответа. Мальчик действует так, как поступил бы его персонаж, воин Лотаринг – он уничтожает врага и тех, кто вокруг…


И что придется писать в отчете? Причина преступления в том, что один нарисованный человечек подставил другого нарисованного человечка, а доказательством тому – ночной разговор с двумя неизвестными сумасшедшими? Да, стажер Карпински, если желаете, чтобы этот отчет припоминали вам до самой пенсии, то это в самый раз!

Майк допил кофе, отставил кружку и снова взглянул на экран.Его виртуальное «второе я» все так же стояло в окружении скрюченных уродцев. Он машинально пощелкал мышкой и убил парочку. Столб света пролился на воина, «Вы повысили свой уровень!» поздравила надпись в чате. И тут он увидел аплодисменты. Не услышал, а именно увидел. Прекрасное темноликое создание аплодировало «детективу», изящно покачивая бедрами. Это было самое прелестное существо из всех – реальных, нарисованных или созданных Голливудом. Зрелище бюста девушки, затянутого в сказочный сине-голубой камзол, вышибло из головы Майка последние воспоминания об узкой маечке со звездой. Это было она – Ночная Фиалка. Поток любимых ею смайлов вновь окатил «детектива».

N.: )) я так и знала, что ты еще тут)) прости, я наговорила тебе такого бреда)… забудь, это все ерунда!))
- Уже забыл, - прошептал с улыбкой Майк и послал красавице ответный смайлик. НайтВайолет пожаловалась:
N.: скучно(( я же бафер, мне трудно гулять в одиночку(
D.: Бафер – это лекарь?
N. : )) бафер, красавчик, это твой вечный праздник!))) немного качнешься, немного реальчика вольешь – и мы с тобой всех порвем!))

Майк усмехнулся. Хотя, почему бы и нет. От него не убудет, если одну ночь он посидит не с пивом у телевизора, а с кофе у монитора. Отчет для Делони был готов еще вчера («…информация…не обнаружена…»), комиссар будет только рад подтверждению своей версии (немотивированная подростковая агрессия при доступности оружия)…


Широкоплечий воин с мечом шагнул в сторону морского побережья, туда, где на песке резвились смешные собачки-кельтиры. За оконными жалюзи запели первые утренние птицы, но Майк их уже не заметил…


Автор: Santi (x1)




к разделу творчество  на главную  поиск по разделам  



Реклама от Google