Реклама от Google





Из шести букв - Автор Инга Моисеева aka Santi - l2server.ru

Никогда не понимал слепой любви к игровому персу… Пожалуй, это равнозначно привязанности к пиву Балтика 3, так же безвкусно и старомодно. А уж выносить свои переживания на люди – вообще тупо… Эти мои мысли относились к двум незнакомым парням. Перекрикивая грохот вагона метро, они бурно вели шумный «линейский» спор. Один из них был довольно высокого роста, и его слов я почти не разбирал, зато второй, плотный коротышка, так нависал надо мною, что я вжался в спинку сиденья, закрыл глаза и невольно вслушивался в ту ахинею, которую он нес про А-крафт. Не знаю, зачем вообще озабочиваться крафтом. Рисуешь себе ГМ-ский билд некислого уровня и навсегда забываешь о проблемах эквипа. Согласен, реальные ГМ-ы этот метод сильно неприветствуют, но тут ведь, как в любом деле, важно не зарываться и знать меру…

На Сенной парни начали пробираться к выходу, и неожиданно я услышал брошенную им вслед негромкую фразу: «Вот нубье…» Я открыл глаза, чтобы рассмотреть говорившего. Рядом со мной сидела невзрачная темноволосая девушка с зеленой вязаной сумкой и толстой тетрадью в руках. Она недовольно кривила губы, не поднимая головы от своего конспекта. Почувствовав мой взгляд, девушка повернулась и возмущенно спросила: «Что?! Тоже думаешь, что НайтМар круче, раз его собрать сложнее?»

Она очень удивилась бы, узнав, что я думаю на самом деле, но обсуждать это с первой встречной фанаткой линейки я бы не стал. Хотя, с другой стороны, не часто со мной заговаривают незнакомые девушки, пусть даже такие неприметные. Я достал из кармана ветровки авторучку и написал на полях ее конспекта – СЕМЕН – и номер аськи. «Стукни как-нибудь, мы это обсудим», - улыбнувшись незнакомке, я вышел на Техноложке.

Самое удивительное, что вечером она действительно мне написала и оказалась весьма приятным в общении человеком. Звали ее Анюта, она была старше меня на три года и училась в Герцена на филфаке. Играла она на одном загибающемся русскоязычном фришнике. Когда-то, во время очередного «банного» отпуска, я даже посетил этот сервак, но народ там был скучный, весь какой-то законопослушный, а админы, наоборот, дотошные и суровые. Вобщем, мой визит туда ограничился парой «суперзаточек на +20» и продажей партии некровских костей по заоблачным ценам. Анюта качала там какого-то унылого танка, наивно веря, что ее перс – бог в соло-каче, и бегая на 63 левеле в неполном авадоне. Обычно, такие вот одинокие нубочки – отличный контингент для быстрых разводов, но в этот раз сработал дурацкий фактор знакомства в реале. Мне не хотелось торопиться. Я предложил Анюте познать, что такое настоящий ЛА2, такой, каким задумали его хитроумные корейцы, другими словами – перейти на наш сервер. С неделю она отнекивалась, а затем призналась, что устанавливал игру ей кто-то из знакомых, а сама она «ничего в этом не понимает, хоть и не блондинко».

По каким-то, неинтересным мне причинам к ней домой было нельзя, компьютерным клубам мы оба резонно не доверяли, поэтому теплым вечером сентябрьского бабьего лета я встретил у метро Анюту с уже знакомой вязаной сумкой и внушительных размеров ранцем с ноутбуком. Мы пошли ко мне домой, в квартиру, из которой я полтора часа выгребал всю летнюю грязь и пыль в ожидании гостьи.

Переход на новый сервер прошел быстро и без заминок. На свежем аккаунте Аня создала самый попсовый персонаж – темную магичку, назвав ее Урсулой. Мне смешно было наблюдать, как она вводила пароль, закрывая от меня клавиатуру локтями, а потом тщательно записывала его в мобильник. Очень он мне нужен, твой пароль – и возможность убедиться в этом представилась Ане уже на следующий день. Войдя дома в игру новоиспеченным персом, она увидела Урсулу уже со второй профой, в переточенном кармиане и с полным набором примочек в инвентаре – от кошачьих ушек до тату-Авадон. Сначала Анюта испугалась, потом возмутилась, приехала ко мне разбираться и успокоилась только на объяснении, что знакомый ГМ перевел все это богачество на Урсулу с одного из моих персов. В тот вечер Аня зашла в игру с моего ноутбука и весь вечер мы проторчали на арене, увлеченно стравливая между собой ее магичку и моего лукаря. Она как то очень быстро научилась играть за спеллхолера, иногда показывая просто чудеса «пряморукости», но при этом наивно верила, что «вечные» бафы моего ХавКинга действительно завоеваны на каком-то евент-турнире. Впервые за всю мою линейскую карьеру, реакцией на подобные «фокусы» был не мат, а слова искреннего восхищения.

Еще пару раз Аня приезжала ко мне поиграть вечером, а потом случилось то, чего я не особо ждал, но в тайне надеялся… Плановый рестарт сервера напомнил нам про часы – «Метро!», - вскрикнула Анюта.
Действительно, идти к метро в пол-второго ночи было бесполезно. «Переночуешь здесь, а я лягу на кухне», - я полез в кладовку искать надувной матрас, а когда пришел пожелать спокойной ночи, Аня уже лежала под одеялом на моем диване. На вопрос – не нужно ли еще чего? – она засмеялась и протянула ко мне руку. Надувной матрас так и провалялся на кухне невостребованным…
Поздние лучи осеннего утра разбудили меня, и я долго лежал, опершись на руку и глядя на спящую Анюту. Я удивлялся, почему же я сразу не заметил, как она красива, как нежна ее кожа, как изящны тонкие руки с розовыми ноготками. Осторожно, стараясь не разбудить, я приподнял ее обнаженную руку и поцеловал теплую ладошку. Она все-таки проснулась и улыбнулась мне той милой, чуть смущенной улыбкой, которая одна теперь мне дороже всей прошедшей жизни… Учебу в тот день мы оба прогуляли, да что там учеба, у нас и до ЛА2 дело не дошло. Я предложил Анюте пожить у меня до ноябрьских праздников – пока не вернутся с дачи из-под Новгорода мои родители. Она согласилась – и наступили упоительные дни моего невероятного счастья.

Неприятности начались где-то через неделю. Вначале был звонок в дверь. «Сержант Левашов, ваш участковый», - представился милиционер на пороге. Он дотошно рассмотрел мои документы и, возвратив паспорт и студенческий, козырнул: «Все в порядке, до свидания». Я почти закрыл дверь, когда услышал его слова:
- А в линеечку, значит, поигрываем?
- Да, - машинально ответил я.
- И как? Не страшно? - произнес участковый и тут же начал разговор с выглянувшей на его звонок соседкой. Я захлопнул дверь и с ошарашенным видом вернулся в комнату.
- Кто был? – не отрываясь от монитора, спросила Анюта.
- Мент. Участковый.
- А-а, проверка паспортного режима?
- Спросил, не страшно ли мне играть в линейку.
Аня резко повернулась:
- А ты про линейку ему успел рассказать?
- Ничего я ему не рассказывал. Я вообще не втыкаю, к чему был этот вопрос.
Аня потеряла интерес к этой истории:
- Значит, он сам играет. Услышал знакомый звук из комнаты, вот и спросил.
Я посмотрел на наши компьютеры. Громкость была почти на нуле, чтобы не мешать разговору. Нет, не мог он ничего услышать из комнаты.

Через пару дней, собирая сумку после пары в колледже, я заметил листок бумаги, торчащий из учебника «Радиодетали». Текст, распечатанный на принтере, начинался словами «ЗНАЙ СКАТИНА Я НАШОЛ ТЕБЯ!!» Дальше неизвестный автор с матами через слово объяснял мне, что сделает со мной в реале, и что - с Маланьей в виртуале. Маланья – это мой былой перс, давным-давно уничтоженный, но в свое время эта гномка разводила на шмот и оружие целые кланы. До сих пор ее вспоминают на серверном форуме, и похоже, кому-то память о ней особенно не дает покоя. Позже я находил подобные записки несколько раз – в карманах куртки, провисевшей весь день в гардеробе колледжа, в сумке с конспектами, а один раз - на доске объявлений у парадной. Среди немногочисленных «Меняю» и «Сниму» был пришпилен листок с единственным словом «КРЫСА!!», но я не сомневался, кому оно было адресовано.
Анюте я решил ничего не говорить. Я не хотел ее тревожить, хотя, скорее всего, сам боялся, что не разобравшись в ситуации, она уйдет от меня. Я боялся, что снова останусь один – без запаха ее клубничных духов, без волны темных волос, разметавшихся на моей подушке, без ее улыбки, которую дарила она мне в свете луны в наши горячие ночи.
Но рассказать все же пришлось. В тот вечер я возвращался в десятом часу, уже темнело, и я не разглядел лиц троих парней, окликнувших меня почти у дома.
- Эй, братан, закурить не будет?
Я почти не курю, но для таких случаев таскаю в кармане недорогие сигареты. Держась на расстоянии, я бросил им всю пачку, но белая коробка почти сразу прилетела обратно и упала мне под ноги.
- Подавись своей дешевкой, - произнес хрипловатый голос, - ты нам лучше аркану кинь, на пятнадцать точенную. Тебе, кажись, раз плюнуть…
Это было уже серьезно. Я не стал дожидаться, когда они приблизятся ко мне, и рванул к дому, не заботясь о том, как выгляжу со стороны. Анюта сразу поняла – что-то произошло. Пришлось все рассказать, но странно, на нее мой рассказ произвел совсем не то впечатление, которого я боялся.
- У тебя есть враги на сервере? – спросила она, заглядывая мне в глаза.
- Нет, - не моргнув, соврал я.
- Тогда наверняка это простая гопота, правильно сделал, что убежал. А про линейку тебе послышалось.
Она обняла меня, прижалась и зашептала:
- Только не ходи больше один, я очень боюсь за тебя.

На следующий день мы возвращались от метро вдвоем и уже издали заметили у парадной несколько незнакомых парней и девушек. Когда мы пробирались через эту толпу, одна рыжеволосая девушка в черном пальто завизжала:
- Крыса, ой, крыса!!!
- Где, где, бей крысу, лови!! – раздались крики.
Я втолкнул Анюту в парадную и захлопнул дверь. Успокоился только тогда, когда лифт поднял нас на восьмой этаж, к дверям моей квартиры.
- Теперь тебе все понятно?! – взволнованно спросил я у Ани. Она посмотрела на меня долгим внимательным взглядом.
- Да, мне все понятно. Тебе нужно отдохнуть от игры. И чем скорее, тем лучше. В субботу поедешь со мной в Соляницы, к моему деду. Проветришься, кислорода хлебнешь, у озера погуляем. А до субботы – никаких компьютеров, - добавила она.

С электричкой нам повезло. Всего несколько припозднившихся дачников ехало в вагоне. Один из них, пожилой мужчина в очках, с рюкзаком и сборником кроссвордов в руках, сидел прямо напротив нас. Иногда он поглядывал на Анюту, дремавшую на моем плече, и морщил лоб, подбирая слова. Заметив, что я не сплю, он наклонился ко мне и тихо спросил:
- Молодой человек, будьте любезны… Мошеннические действия при торговле или крафте, проводимые с целью получения денег или имущества другого игрока без использования багов сервера… Из шести букв… - добавил он и тут же хлопнул себя по лбу, - Развод! Ну конечно же! Как же я сразу…, - и улыбнувшись, погрузился опять в свой кроссворд. Я отвернулся к окну. Кто-то явно сходит с ума – или я, или мир.

До деревни мы пошли коротким путем – четыре километра через лесополосу по узкой тропинке. Нежаркое сентябрьское солнце бликовало на желтых березовых листьях, отражалось в лужицах, оставшихся после ночного дождя. Какие-то невидимые птицы выдавали последние осенние трели. Все было так фантастично, так не похоже на мой обычный мир – золото берез, вкусный запах грибов и прелых листьев – и любимая девушка, которую я обнимаю за плечи. Слишком прекрасно, чтобы быть явью, подумал я, и через несколько минут убедился, как прав я был в своих сомнениях. Из-за багряных зарослей боярышника на тропу вышла группа из человек шести крепких ребят. Они были разного возраста и весовых категорий, но с одинаковой враждебностью во взгляде. Мы с Анютой остановились.
- Какие люди! Это ж сам ХавКинг! – заорал высокий здоровяк, - Или ты сегодня за Булку? Или за Маланью?
- А какая нахрен разница? – хрипло спросил длинноволосый парень в косухе. Я узнал его голос, это он швырнул мне под ноги сигареты.
- Ну не скажи, - веселился здоровяк, - Надо ж знать, в какую дырку его трахать!
Я сжал кулаки и стал лихорадочно придумывать способ выпутаться из этой ситуации. За себя я не боялся, но мысль, что Анюте могут причинить боль, заставляла меня скрипеть зубами. Прикоснись кто-нибудь к ней хоть пальцем, я бы вгрызся ему в глотку, но с шестерыми мне не справиться. Сзади на тропе послышались чьи-то шаги. Встрепенулась гаденькая, знакомая с детства надежда, что сейчас появится взрослый мужик, рявкнет: «Эт-то кто здесь десятером на одного?!» и мы будем спасены. Но из-за деревьев показался давешний пожилой дачник с кроссвордом. Он подошел к нам и, тяжело переводя дух, произнес:
- Ребята, пожалуйста, вы обещали без криминала.
- Не дрейфь, Аркадьич, заПК-шим в рамках игрового процесса!
Какой я недоумок! Я же четко расслышал его слова в вагоне – надо было сразу пересаживаться на обратную электричку и спешить домой, а вместо этого я привел свою девочку прямо в руки свихнувшимся отморозкам. Я загородил Анюту плечом и горячо зашептал ей:
- Когда начнут меня бить, сразу беги на станцию, встань в толпу людей и на первой же электричке уезжай в Питер!
Аня молчала. Я обернулся к ней и взял в свои ладони ее похолодевшие пальцы:
- Меня не жди и ничего не бойся, - я попытался улыбнуться.
Аня высвободила свои руки и пошла в сторону врагов. Я схватил ее за локоть:
- Стой! Это опасно!
Анюта дернула локтем, остановилась и повернулась ко мне.
- Семен, - сказала она. Враги приблизились и встали за ее спиной.
- Семен, понимаешь, Урсула – не первый мой перс на этом серве.
«Зачем она это говорит, - промелькнуло у меня в голове, - разве об этом сейчас надо говорить?» - но машинально я спросил:
- И какой первый?
- СвитЭлайза. Тебе знаком такой перс?
CвитЭлайза. Мне знаком такой перс. Топовый шторм-скример сервера, клан-лидер Эльгардовцев – клана, борющегося со всеми читерами, ботоводами и багоюзерами, человек, объявивший ХавКинга своим личным врагом.
- А меня знаешь? Я гном Гробовщик, варсмит из Эльгардз , - протолкнулся вперед здоровяк.
Я не помнил никаких варсмитов, но все равно кивнул. Теперь мне было все безразлично.
- Тогда ты помнишь, что я обещал тебе, когда найду в реале?
Подозреваю, что он не обещал мне ничего хорошего, как и несколько сотен таких же гномов, магов и воинов, которым я вправил их заплывшие жиром мозги и открыл глаза на настоящую жизнь. Теперь мне предстояло ответить за все, но это меня не волновало. Я не отрываясь, смотрел на Анюту и ловил себя на мысли, что даже сейчас любуюсь такими красивыми, такими родными чертами ее лица. Любуюсь в последний раз, наблюдаю, как постепенно оно становится чужим, далеким… Анюта не выдержала моего взгляда и отвернулась. Тогда отвернулся и я. Просто повернулся к ним спиной и неторопливо пошел по тропе. Это оказалось подарком для врагов – я не увидел, чей толчок свалил меня с ног, чей ботинок ударом в голову выбил меня из сознания…

Я пришел в себя от холода дождевых капель на лице. Я был в крови, куртка разорвана, мой телефон, КПК и даже пачка жевательной резинки были раздавлены каблуками и втоптаны в грязь. Я смывал с лица кровь и слезы в лужице дождевой воды, я оплакивал свою первую любовь, свое счастье и поклялся, что это будут последние слезы, пролитые мною. Враги думают, что я побежден? Не правда, я только сейчас принял вызов. Думают, что я у них на мушке, а мне про них ничего не известно? Не правда, у меня есть номер аськи и есть ники на сервере, а для меня это уже немало. Я буду мстить, жестко, тайно, из-за угла, буду уничтожать каждого поодиночке, разворошу их жизнь так, как они разворошили мое счастье. Я начинаю войну.

Автор Santi




к разделу творчество  на главную  поиск по разделам  



Реклама от Google