Реклама от Google





Чайка для чайников - Автор Инга Моисеева aka Santi - l2server.ru

Олечке Муромцевой было 15 лет, у нее были красивые зеленые глаза и жизнерадостные конопушки на носу. Больше ничего интересного про Олечку сказать не имелось, ну разве что из окна ее комнаты виднелась набережная Фонтанки – маленький кусочек обгаженного птицами гранита, и еще то, что она страшно не любила школьную информатику. Все задания за нее выполняли одноклассники – в обмен на готовые решения химических уравнений, а Валентин Сергеевич, глядя на ее тщетные попытки сделать что-нибудь самостоятельно, возводил глаза к небу и извинялся перед своими компьютерными богами за такую тупую ученицу. Впрочем, дома у Олечки был свой персональный компьютер, как гордо заявлял папа: «Это вам не синклер!». Иногда она выстраивала в ряд разноцветные шарики, но чаще дорогая игрушка пылилась, ожидая, когда Олечке приспичит – с папиной помощью, разумеется – найти в Интернете биографию Осипа Мандельштама или историю создания Ордена Александра Невского.

Все изменилось в один сентябрьский день, вскоре после каникул. Олечка, как обычно, не прислушивалась к спорам за соседней партой – кто и кому сливает в каком-то там пвп – ее совершенно не заботило. Но в этот день Леня Гурвич, кумир восьмиклассниц и создатель весьма патриотичного сайта об успехах родной школы, в этот день Леня ожесточенно доказывал кому-то, что «… без живого баф-хила туда нефиг соваться, фуфло все эти твои вторые окна!» и вдруг обернулся к Олечке:
«Муромцева, качни нам бафера!»

Вечером Олечкина бабушка на цыпочках ходила мимо внучкиной комнаты и прислушивалась к тишине за дверью. Впервые в жизни у Олечки гостил мальчик, и не гопота из соседних нерасселенных коммуналок, а умненький одноклассник, живущий с родителями в отдельной трешке окнами на Загородный проспект.
Когда любопытство преодолело благоприобретенную тактичность, бабуля сунулась в дверь с чайным подносом. Никто не целовался, никто не сидел рядышком на диване, даже свет был включен на полную мощность. Олечка листала учебник по геометрии, а ее гость увлеченно щелкал клавишей компьютерной мышки. Через пять минут после ухода разочарованной старушки Гурвич довольно потер руки:
- Так, записывай пароль и никому не показывай, даже мне!
Потом началось самое занимательное. Олечка радостно завизжала при виде миленькой гномки, но Леня строго одернул ее:
- Только мага!
Тогда она выбрала мага - изящную эльфийку со струящимися светлыми волосами. Долго Леня убеждал ее в преимуществах темных баферов над светлыми, уговаривал выбрать «хотя бы профета» - Олечка была непреклонна. Честно говоря, ей самой мечталось выглядеть, как эта красавица, но мама настрого запретила портить волосы перекисью, а про Олину фигуру бабуля говорила: «Она не толстая, просто у ребенка здоровый аппетит» и подсовывала внучке сдобные пирожки с яблочным повидлом.
Олечка назвала свою героиню Селестой – и волшебный мир открылся перед ее глазами. Мир магов и воинов, прекрасных дев и юморных гномов, фантастические пейзажи, замки, удивительные звери и невероятные чудовища – все это захватило ее сознание так, что реальная жизнь показалась чем-то скучным и ненастоящим. Книги, школа, телевизор – все это теперь не имело никакого значения, смысл жизни был тут, в захватывающей и потрясающе красивой истории ее Селесты. А в центре новой вселенной был Он, ее первая настоящая любовь. Олечка-Селеста встретила его в случайной пати.
Мужественный воин по имени Скарамуш был таким отважным, таким красивым – похожим сразу и на Хита Леджера и на Антонио Бандераса, что она и думать забыла о смешливом велосипедисте с соседней улицы, которым бредила все дождливое дачное лето. Часто, когда персонажи сидели на отдыхе, Оля приближала «камеру» и тайком любовалась на гордый профиль хумана и его широкие плечи…
Через месяц знакомства они были уже неразлучны. Олечка прибегала домой из школы, бросала сумку и кричала бабушке: «Я в школе обедала! Принеси мне только чаю!», что было абсолютным враньем – от столовской пищи Олю всегда воротило. В игре ее уже поджидал Скарамуш, он вел Селесту в какое-нибудь красивое или страшное место, и зачарованная Оля приходила в себя только к вечеру, услышав голоса вернувшихся с работы родителей. Поначалу мама и папа радовались тому, что дочь нашла общий язык с несговорчивым компьютером, но как-то раз мама прочитала огромную статью об игровой зависимости в «Здоровье школьника» и приказала «ограничить это безобразие». Олечка дерзила, плакала, доказывала, что играет только ради общения с друзьями и легко может бросить в любой момент... Потом она перешла на хитрость, например, ложась спать в 11 вечера, ставила будильник в своей Мотороле на два-три часа ночи - и до утра наслаждалась обществом обожаемого Скарамуша.
Казалось, что она знает об этом человеке все – что ему уже за двадцать, что он живет в Москве, женат на скучной и сварливой женщине, которая ненавидит компьютеры и ужасно ревнует его к игре. И только Олечка с ее тонкой душой могла понять и поддержать этого умного и благородного человека.

Зима прошла в игровом угаре, и весной Олечка поняла, что дальше так продолжаться не может. Она нашла мужчину своей жизни и, плевать, что скажут родители, она пойдет за ним в огонь и в воду, как ее Селеста идет за бесстрашным Скарамушем. Олечка дала согласие на очередное (наверное тысячное) предложение о встрече в реале. Пасмурным майским утром она, с тщательным макияжем и на каблуках, спешила к Московскому вокзалу в толпе торопящихся на первую электричку дачников.
Олечка стояла в центре зала, у памятника Петру I и ее сердце замирало при каждом объявлении невидимой информаторши. Моторолу Оля зажала в руке, чтобы не пропустить звонок, но и без звонка она поняла, что это – он, и колени ее задрожали… Щуплый невысокий мужчина неопределенных лет, в кожаной куртке и видавших виды кроссовках шел прямо к ним – Оле и Петру I. Сальные волосы были собраны в длинный хвост под красной бейсболкой с надписью Кока-Кола, а на подбородке торчала – о, ужас! – жидкая бесцветная бороденка. Самым кошмарным в этой картине была его радостная улыбка и три чахлых гвоздики, замотанных в целлофан. Олечка представила, что сейчас этот бомжеватый мужичонка прикоснется к ней, а может быть, даже поцелует – и ее затошнило. Резко повернувшись, она поспешила к выходу.
- Селеста! Постой! Оля! Это же я! – мужчина догнал ее и попытался взять за локоть, но Олечка дернула плечом:
- Вы ошиблись, - выдавила она из себя и застучала каблучками к высоким дверям вокзала…

Через час Оля добрела до Фонтанки. Ноги болели от непривычных каблуков, душа болела от стыда и жалости к себе. Она оперлась на поручни безлюдного Лештукова моста и загляделась на темный поток ледяной весенней воды. Как жить дальше? Реальность скучна и нелепа, игра – об игре ей противно было даже вспоминать. Олечка смотрела на манящий бег ладожской воды и ждала… Чего? Она и сама не знала, какой-нибудь знак судьбы, подсказку свыше… Пара чаек с криками пронеслись над мостом, роняя на лету свои гадские «авиабомбы». Несколько капель попали на рукав Олиного плащика. Проходящая мимо одинокая старушка хихикнула и всплеснула руками:
- Не огорчайтесь, деточка. Птица обгадила – это хорошая примета. Все у вас будет замечательно!
Оля улыбнулась старушке, посмотрела на небо, на кричащих чаек – и пошла домой, по дороге почему-то мечтая о бабулиных пирожках с повидлом.
Вечером Олечка сидела у компьютера, вооружившись толстенным томом «Для чайников». Первый раз в жизни она рискнула что-то сделать самостоятельно. «Вы действительно хотите удалить Lineage2?» спросила табличка.
- Да, - ответила Оля вслух и щелкнула мышкой. На Олиных глазах целый мир исчезал из ее жизни... И в эту минуту раздался телефонный звонок. Звонил Леня Гурвич.
- Здорово, Муромцева! – заорал он в трубку. - Ты что-нибудь слышала про Сталкер?


Автор: Santi (x1)




к разделу творчество  на главную  поиск по разделам  



Реклама от Google